Все решать буду сама

Все решать буду сама

Так уж случилось, что у Анны никогда не было мужа. Не сложилось. Узнав о беременности «любимой», папа Марины просто исчез. С этого момента Анна поклялась, что единственным смыслом жизни для нее станет доченька, которую она обязательно сделает счастливой. Когда родилась Мариночка, Анна никого к ней не подпускала: «Все буду делать сама! Нам никто не нужен! Главное, что мы есть друг у друга!».

Она не спала ночами, не отходила от кроватки малютки, все время проверяла: дышит ли она, не жарко ли ей, не холодно. По любому поводу призывался сосед, врач-педиатр, который убеждал, что с девочкой все в полном порядке. Но декретный отпуск подошел к концу, нужно было выходить на работу.

Только моя девочка

Сначала Анна скрепя сердце допустила к дочери свою маму, но каждый час звонила, чтобы узнать, как Мариночка себя чувствует, как она поела, не плакала ли. Если мама говорила, что девочка плохо покушала, Анна отпрашивалась с работы и неслась домой, чтобы проверить: не заболела ли ее малышка. Вновь вызывался врач, а если его не было на месте, ребенка везли в ближайшую поликлинику. Потом, когда Мариночка подросла, а бабушка стала болеть все чаще, Анна набралась мужества и отправила ребенка в детский сад.

Все решать буду сама

Воспитательницы прятались, когда Анна приходила в детское учреждение: мамочке не нравилось все. Кормят неправильно, играют неправильно, гуляют неправильно, дети в группе ужасные, родители этих детей — просто хамы. Каждый вечер Марина должна была рассказывать Анне, как прошел день, как и что она ела, с кем играла, что делала на занятиях. Марина с удовольствием делилась с мамой.

Однажды она с воодушевлением сообщила, что Илюша, самый «класивый» мальчик в группе, предложил ей дружить. Анна сделала недовольное лицо: «Да ты что, Мариночка, разве можно дружить с этим хулиганом! Я тебе запрещаю!» Все попытки дочери объяснить, что Илюша хороший и с ним очень весело, натыкались на холодное «нет!». Анна даже пригрозила наказанием: не пустить в цирк, о походе в который девочка грезила уже несколько дней.

На следующий день дочка пришла из садика заплаканная. И грустно сказала, что Илюша, которому она, по настоянию мамы, отказала в дружбе, подружился с другой девочкой. Вместо утешения Анна дочку отругала, сказав, что она уже взрослая и плакать из-за всякой ерунды не должна, поскольку расстраивает уставшую на работе маму. Марина рыдала и просила прощения.

Подобные ситуации повторялись все чаще. Анна также запрещала дочке играть с ребятами во дворе: «Они тебя ничему хорошему не научат!», ходить на детские дни рождения. На все возражения, быт один ответ: «Здесь я буду решать». Если Марина и шла куда-нибудь, то только с мамой. Нужно отдать должное: Анна много времени уделяла дочери, гуляла с ней, водила ее в театр, цирк, покупала красивые вещи, отказывая себе во всем.

Когда Мариночка пошла в школу, она слезно стала выпрашивать у мамы позволения посещать танцевальную студию. «Глупости! — безапелляционно воскликнула мать. — Пойдешь на английский язык и к репетитору по математике. Это важнее!» И Марина безропотно стала ходить на дополнительные занятия. Анна решала, что дочь будет смотреть по телевизору и какие книги читать, определяла, с кем можно дружить, а с кем нельзя.

Все решать буду сама

Ежедневно проверяла дневник и тетради Марины, раз в три дня звонила классному руководителю, чтобы выяснить, как дочь себя ведет и не пропускает ли она уроков, с кем общается в школе и какие оценки получает. Классный руководитель пытался объяснить, что Марина не требует столь пристального внимания, она девочка разумная и учится очень хорошо, а к ее поведению вообще никаких претензий. Но мама контроль не ослабляла.

Однажды классный руководитель, который, во всей видимости, устал от постоянных звонков Анны по вечерам, довольно жестко сказал: все замечания и оценки можно найти в дневнике. Но Анна, ничуть не стесняясь, дочери, заявила, что сейчас дети часто подделывают подписи учителей и даже ведут два дневника: один для школы, другой для родителей. Конечно, Марине было очень стыдно, что мать подозревает ее в обмане, но спорить она не решилась. Ведь давно привыкла, что мама решает за нее все.

По сценарию мамы

Девочка поняла: хочешь хорошей жизни — делай так, как сказала мама. И Марина согласилась с правилами игры. Мама решила, что девочка окончит школу с медалью — Марина занималась с утра до вечера. Анна заявила, что нужно поступать в технический вуз, а после его окончания найти работу — Марина так и сделала. Училась в университете, правда, посредственно, ведь любила литературу, а вот физику и математику — не очень.

Анна отправила ее учиться в другой город, поскольку у них подходящего вуза не было. Ежедневно мать и дочь звонили друг другу. Сначала по пять-шесть раз на день Анна набирала ее номер: где, что, как, с кем? Дочь терпеливо отчитывалась. Потом стала звонить Марина: учиться ей не нравилось, и она ныла, жалуясь на все и всех. Но не только жаловалась, но и спрашивала маму, как нужно поступать в тех или иных ситуациях. Она требовала постоянной поддержки, не могла принять ни одного решения сама.

Доходило до нелепости: Марина звонила, чтобы узнать, что лучше приготовить на обед: борщ или рассольник. Сначала Анне это нравилось, потом стало тяготить. Она безумно любила дочь, готова была за нее жизнь отдать, но иметь хоть немного свободного времени хотела. Марине к этому времени исполнилось уже 20 лет, а она спрашивала, когда, к примеру, шел дождь: «Резиновые сапоги обуть или сапожки на платформе?

Все решать буду сама

Надеть плащ с капюшоном или куртку, но взять зонт?». А уж если девушка заболевала, то Анна сходила с ума от бесконечного потока сообщений: чем сбивать температуру, что делать при першении в горле, какие капли лучше? В этих вопросах, конечно, не было ничего страшного, но они поступали каждые пятнадцать минут: «Мне кажется, у меня температура. Мама, что делать?» Анне иногда хотелось закричать в трубку: «Стать взрослым человеком!»

Было решено, что Марина останется в том городе, где получала образование. Анна поехала на торжественное вручение диплома.

Но когда настал момент расставания, Марина рыдала как первоклассница, которую вовремя не забрали из школы. Она вцепилась в руку матери и не отпускала ее всю дорогу до аэропорта. Когда Анна прилетела домой и включила телефон, увидела сообщение: «Мама, я собираю вещи, не могу жить одна, хочу к тебе». Авторитарность матери, ее стремление контролировать дочь всегда и во всем сформировало в дочери неумение принимать решения.

Она испугалась самостоятельности и решила жить по сценарию, который был «написан» ее мамой. Для Марины, не умеющей принимать решения самостоятельно, отсутствие рядом матери — тяжелое бремя. Ну а для Анны несамостоятельность дочери — наказание, которое она заслужила своим авторитарным воспитанием.

Похожие статьи